В СВОИ 33 года он перепробовал многие роли — от участника КВН до короля Лира в МХТ в постановке японского режиссера Тадаси Судзуки. Подкрепив двумя «Чайками» свою славу на театральных подмостках, Анатолий Белый нашел себя и в кино. Здесь его яркий актерский талант покорил сердца режиссеров, а благородная внешность — телезрителей всех возрастов. Теперь каждый день на телеканале СТС мы видим, как вокруг Анатолия Белого все больше и больше разгораются страсти по «Талисману любви»…

— АНАТОЛИЙ, ваш герой Александр Уваров — человек неоднозначный, иногда даже малосимпатичный. А как вы относитесь к нему?

- Как-то в одной из аннотаций к сценарию я увидел такую характеристику моего героя — «положительно-отрицательный». Я тогда очень удивился: «А это как?!» Теперь я понимаю, Александр Уваров — человек серьезный, целиком ушедший в семейный бизнес. Именно этому делу он отдает все свое время, а вот на близких его уже не хватает. Создается впечатление, что Александр — жесткий, деловой парень. Одним словом — сухарь. Но на самом деле внутри этого человека кипят страсти. И когда жизнь начинает напоминать ему: «Обрати внимание на жену!» — тогда-то с моим героем и начинаются разного рода метаморфозы. Не знаю, что будет с ним дальше, ведь сценарий пишется по ходу съемок, пока же он открывает для себя мир человеческих чувств.
- Вы как-то специально готовились к роли? Штудировали литературу о XIX веке?
- Креативные продюсеры сразу нам сказали, что мы не должны придерживаться исторической действительности. Мы делаем нечто среднее между реалиями XIX века и нашими представлениями о них.
- Ну хотя бы этикету обучали? Как ходить, как стоять?
- Этому нас обучали еще в институте. Я же учился в Щепкинском училище, а там преподают этикет самых разных веков.
-Ваши последние герои — олигарх Серебровский из «Умножающих печаль», Александр из «Талисмана любви» — похожи. Оба амбициозные, замкнутые люди. Вам это близко?
-Думаю, близко. Не на сто процентов, конечно, но что-то общее есть. Я и сам человек замкнутый. Может быть, поэтому и роли дались мне достаточно легко.
-Вы в первый раз работаете с компанией «АМЕДИА» в режиме нон-стоп, когда съемки идут параллельно с показом на телевидении?
- Да, раньше у меня таких работ не было. С одной стороны, вроде бы сложно. Вчера, например, я закончил в три часа ночи, а сегодня утром уже был на площадке. С другой — здесь все очень четко организовано, поэтому в такой работе вижу только плюсы.
— НАВЕРНОЕ, ради таких съемок приходится чем-то жертвовать?
- Да всем! Но прежде всего сном. Иногда приходится спать в актерской комнатке. У нас есть там даже подушки, и, когда становится совсем невмоготу, можно вздремнуть. Не ночью, конечно, ночью я все-таки стараюсь уезжать домой. Режим, конечно, не слабый, поэтому заниматься чем-то еще практически невозможно. Так что никаких «творческих планов»…
-А вообще как любите отдыхать? В спортивном клубе или на диване с газеткой?
- По-разному. Но не в спортивном клубе, к сожалению. У меня было две попытки сходить в бассейн, и обе закончились воспалением легких. Уж не знаю почему, может быть, не в тот сезон ходил.
- Кроме «поспать», о чем еще мечтаете?
- Хочется каких-то приключений, экстремальных ситуаций. Попрыгать с тарзанки, научиться картингу или поучаствовать в гонках на автомобилях.
- А сесть в машину и поехать куда глаза глядят, тянет?
- Да-а-а! (Мечтательно.) Такие мысли посещают часто. Вот появится время, и мы с Маринкой (Марина Голуб — актриса, супруга Анатолия Белого. Прим. авт.) отправимся на машине в Европу! Причем не куда-то конкретно, а просто так, поколесить.
-Где уже успели побывать?
-Вдвоем, к сожалению, были только в Испании. Да и то уже очень давно. Были под Барселоной, в Гранаде. А вообще мечтаем съездить в Париж и Венецию.
-Романтическая поездка?
- Да! Очень хочется, и надеюсь, получится. Может быть, после «Талисмана любви»…
-В вас трудно заподозрить романтика…
Вы же знаете, что всякий циник в душе — прожженный романтик. Я, конечно, не считаю себя циником, но и человеком, который витает в облаках, точно не являюсь. А вообще я не люблю себя как-то характеризовать. Послушайте, это же ужасно: «Кто вы, какой вы?» Откуда же мне знать!
- Но вы же актер! Уж вы-то должны разбираться в себе?
- Нет! Я должен знать своего персонажа, которого буду играть, а кто я, буду разбираться, наверное, всю свою жизнь.
- ВЫ ИГРАЕТЕ и в кино, и в театре, а что ближе лично вам? Не говорите, что живопись!
- Вы меня опередили! Ближе мне музыка! Знаете, недавно я ехал в машине и слушал радио. А там цитировали интервью со Стингом. Он говорил: «Да, я пил. Да, я развлекался с женщинами. Но, в конце концов, я же рок-звезда!» Мне близок этот дух свободы, в душе я если и не рок-звезда, то уж рок-музыкант точно. Я не выношу рутины. Когда попадаю в «болото», не могу работать. Мне необходимы перемены. Мы и с Маринкой в этом совпали. Мебель в квартире все время двигаем, переставляем с места на место. Вот этот дух мне очень дорог. Я не хочу его терять. Не хочу быть консерватором. Не хочу становиться оседлым.
-Может, стоило бы сколотить свою группу и отправиться покорять страны?
-Да, сейчас это очень модно. Многие актеры сейчас вдруг запели. Ничего плохого в этом, конечно, нет. Что-то мне даже нравится. Но при этом я человек очень ленивый. Я и хотел бы, но от моих желаний до их реализации дистанция огромного размера! Может быть, когда-нибудь, годам к сорока, уже лысым дядькой и буду выступать на сцене и что-то там петь.
-На чем играете?
- Ну так, знаете… Немного поигрываю на гитаре…
-Четыре аккорда?
Немного больше! Когда в авиационном учился, освоил немножко саксофон. Сейчас уже, наверное, многое забылось, но если потренироваться…
- А какую музыку предпочитаете? Судя по увлечению саксофоном — джаз?
- Разную, под настроение. Единственное, что могу сказать, — терпеть не могу попсу. Увлекаюсь и джазом, и рок-музыкой.
-Led Zeppelin, Джим Моррисон… Не говорите, что живопись!
- Да, да! Deep Purple, в то же время и Элвиса у меня целое собрание, чем очень горжусь! И битлы время от времени звучат из колонок. И современные отечественные музыканты: БГ, «ДДТ», Цой. Ведь на них я вырос, как, впрочем, и целое поколение!
-А из литературы что предпочитаете?
-Любимая книга еще со школы — «Похождения Хаджи Насреддина». Уж не знаю, что со мной тогда произошло. Я ее перечитывал каждый год. А когда в институте учился, увлекся экзистенциалистами, Кафкой, Гессе, правда, потом отошел от такого рода литературы. Но и сейчас стараюсь следить за новинками. Очень легкое ощущение оставил Коэльо.
-КАК ЖЕ при такой разносторонности интересов, вы выбрали актерскую стезю?
- История была необычная. Я ничего такого не планировал, занимался спортом, увлекался математикой. Поступил в авиационный институт на отделение программирования авиационных технологий. Но уже на третьем курсе понял, что заниматься этим всю жизнь не смогу. Тем более к тому времени я уже выступал в КВН от самарского авиационного института. Участвовал в региональных и областных играх. Дружил с музыкантами, и как-то один из них, режиссер КВН, посоветовал мне попробоваться в народный театр. Почему бы и нет? Я пошел, и мне посоветовали поехать в Москву поступить в институт.
-Поступили с первого раза?
-Да, поступил в Щепкинское училище. Учился у Людмилы Николаевны Новиковой. Она дала такую школу, на которой я до сих пор живу в своей профессии! Вот так все и получилось.
-В Голливуд попасть не хочется?
Да нет. Если говорить именно о заокеании, мне кажется, не стоит ориентироваться на их систему координат. Судя по тому, каким сложилось их кино и как складывается наше, мы обладаем все-таки разным менталитетом. Мы разные, обитаем в разных мирах, и не надо стремиться быть на них похожими. Потому и наши актеры туда не вписываются, даже если им убрать акцент. Нам ближе европейское кино. Вот если бы меня пригласил хороший европейский режиссер, не буду скрывать — согласился бы. Вот так все и получилось.
-А с кем из них хотелось бы поработать?
Что об этом говорить! Я же еще ничего не сделал в кинематографе! Я только осваиваю это искусство. Если в театре уже что-то понял, прикоснулся к айсбергу, да и то до вершины еще далеко, то что говорить о кино. Пока я только ищу свой путь. Кто я, что я? Судя по тому, какие роли мне дают режиссеры, я, конечно, понимаю, каким они меня видят. То, о чем мы с вами говорили: прагматичность, деловая хватка… Но это же только одна моя сторона. Надеюсь, у меня будут разные роли, и я сделаю в кино и что-то другое. А говорить о каких-то европейских режиссерах пока еще рано!
-Но помечтать-то не вредно…
Ну не вредно, конечно. Хотите, давайте помечтаем…
И, откинувшись на спинку кресла, Анатолий рассмеялся…


Светлана ПЕШЕХОНОВА




Hosted by uCoz